Дягилев Михаил Владимирович

Председатель
  • ОАО "Красноярский завод цветных металлов имени В.Н. Гулидова": Генеральный Директор
Главная тема
Эксперты на круглом столе обсудили «Будущее российской ювелирной отрасли»
    08.06.2022

    Эксперты ТПП РФ обсудили вопросы налогообложения при производстве и торговле ювелирными изделиями из драгоценных металлов

    8 июня 2022 года состоялось заседание Комитета ТПП РФ по драгоценным металлам и драгоценным камням. Мероприятие проводилось в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации», отменившим налог на добавленную стоимость на покупку слитков драгоценных металлов для физических лиц и прекращающим с 1 января 2023 года применение упрощенной системы налогообложения и патентной системы налогообложения для организаций и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих деятельность в сфере производства и торговли ювелирными и другими изделиями из драгоценных металлов. С приветственным словом к участникам заседания обратился вице-президент ТПП РФ Владимир Падалко, который сообщил о том, что в Торгово-промышленную палату Российской Федерации поступило значительное количество обращений ювелиров – индивидуальных предпринимателей по поводу возможных негативных последствий для субъектов МСП в ювелирной отрасли, к которым, по мнению авторов данных обращений, могут привести принятые изменения. Предприниматели просят Палату оказать содействие в отмене уже принятого закона и сохранении специальных налоговых режимов для малого ювелирного бизнеса. Вместе с тем, очевидно, что только что принятый закон сразу не будет отменён. Закон прошел все необходимые процедуры, подписан Президентом страны и вступил в действие. Соответственно, необходимо сосредоточиться на анализе практики применения и по итогам подготовить, в случае необходимости, аргументированные и проработанные предложения. При этом важно исходить из приоритета сохранения потенциала ювелирной отрасли, рабочих мест для людей, занятых в сфере производства и торговли ювелирными изделиями. Вице-президент ТПП РФ поблагодарил представителей федеральных органов власти за участие в мероприятии, готовность к диалогу и обсуждению в конструктивном ключе предложений бизнеса и выразил убеждённость в том, что всестороннее рассмотрение возможных последствий обсуждаемого закона для отрасли драгоценных металлов, оценка социальных результатов его применения позволят снять существующие разногласия и найти компромиссное решение, отвечающего интересам государства, бизнеса и потребителей. Открывая дискуссию, председатель Комитета ТПП РФ по драгоценным металлам и драгоценным камням Михаил Дягилев напомнил о том, что принятый закон – это результат большой многолетней работы, и основной целью его является предоставление физическим лицам возможности приобретения «физического» золота. Вопрос об отмене НДС при продаже слитков физическим лицам возник после исключения в 2004 году из перечня валютных ценностей золота и других драгоценных металлов, которые фактически перешли в разряд товаров. После кризисов 2008 и 2014 годов вопрос использования драгоценных металлов населением в качестве средства сбережений и инвестиций альтернативного иностранной валюте, становился все более актуальным. Однако в российском законодательстве не существовало ни понятия «инвестиционные драгоценные металлы», ни льготного налогообложения для них. При этом во многих европейских и азиатских странах продажи инвестиционных слитков драгоценных металлов были освобождены от НДС и такие продажи измерялись десятками тонн. Принятый закон приносит положительные результаты уже сейчас. По осторожным прогнозам экспертов только до конца этого года физическими лицами может быть приобретено более 20 тонн драгоценных металлов в слитках. В то же время необходимо отметить, что принятый закон изменяет ситуацию в малом ювелирном бизнесе. Также Михаил Дягилев обратил внимание участников мероприятия на то, что и до принятия закона и после были как противники применения специальных налоговых режимов в ювелирной отрасли, так и сторонники их применения, аргументы их известны. Задача Комитета – по итогам обсуждения всех мнений сформулировать предложения, которые помогут органам власти принять лучшее, сбалансированное решение. Председатель Совета Ассоциации «Гильдия ювелиров России», президент Ювелирной компании «АЛМАЗ-ХОЛДИНГ» Флун Гумеров подробно изложил участникам мероприятия свое видение ситуации и мер, необходимых для поддержки малых ювелирных предприятий, более комфортного перехода к новой системе налогообложения. Генеральный директор Ассоциации «Гильдия ювелиров России» Эдуард Уткин в своём выступлении подчеркнул, что одновременно с запретом возможности применения специальных налоговых режимов ювелирная отрасль подвергается и иным дестабилизирующим финансовое положение участников рынка факторам. В их числе: запрет на применение налогового режима ЕНВД и (отрасль длительное время адаптировалась к изменившемуся режиму налогообложения); внедрение ГИИС ДМДК (с 1 марта 2023 года вводится самый сложный и затратный для бизнеса этап нанесения маркировки непосредственно на ювелирные изделия); санкционное давление на Российскую Федерацию, серьезно затронувшее ювелирную сферу как в части усиления проблем экспорта изделий, так и в части возникновения проблем с поставками необходимых для производства расходных материалов, комплектующих и оборудования; экономические проблемы всех отраслей Российской Федерации, вызвавшие естественное падение спроса на ювелирные изделия. При ликвидации упрощенной системы налогообложения (УСН) порядка 17000 субъектов малого ювелирного бизнеса России ожидают увеличение цен на новую продукцию; увеличение налоговой нагрузки (по оценкам экспертов, в 2 раза); усложнение и удорожание стоимости ведения бухгалтерского учёта; общее снижение маржинальности и инвестиционной привлекательности ювелирной отрасли и сокращение точек розничной реализации ювелирных изделий, ряд других дополнительных финансовых и административных обязанностей, существенно усложняющих ведение предпринимательской деятельности. Наибольший рост издержек ожидает производителей ювелирных изделий из серебра, так как у них добавленная стоимость значительно превышает стоимость сырья. С целью поиска выхода из сложившейся ситуации, было проведено голосование среди участников рынка, входящих в Ассоциацию «Гильдия ювелиров России», итоги которого показали, что большинство считает самым приемлемым изменение принципа налогового регулирования - замена НДС как вида налога на налог с продаж. Налог с продаж – это понятный, прозрачный, легко администрируемый и, в отличие от НДС, не допускающий возможности незаконного возмещения налог. Однако реализация данного решения невозможна в отдельно взятой сфере ДМДК, поэтому данная налоговая реформа подразумевает внесение изменений во всех отраслях экономики. Обсуждение новых реалий и путей решения возможных проблем малого ювелирного бизнеса, связанных с отменой специальных налоговых режимов (СНР), продолжили генеральный директор ООО «ЮвелирГолд», индивидуальный предприниматель Илья Бырдин; генеральный директор Ассоциации «Гильдия ювелиров Урала», владелец ювелирного дома CHAMOVSKIKH Александр Чамовских; президент Союза «Национальное объединение ломбардов» Андрей Жирных; представитель Ювелирного Дома «Эстет» Андрей Падерин; заместитель председателя правления Ассоциации ювелиров Евразийского экономического союза Вадим Серов; индивидуальный предприниматель Вера Содикова; генеральный директор ООО «Солнечный свет» (ювелирная сеть SUNLIGHT) Анна Сергеева; ; генеральный директор ЗАО «Александрит» Сергей Рыбаков; представитель ювелирной компании AGRA Агаси Мелконян; коммерческий директор Белгородского ювелирного завода «КАРАТ» Диана Денисова; президент Ассоциации компаний интернет-торговли Артем Соколов; генеральный директор ювелирной сети ADAMAS Игорь Данилов. Участники дискуссии акцентировали внимание на том, что отмена СНР и переход на общую систему налогообложения – это защитная мера для рынка, призванная не допустить использования в производстве ювелирных изделий инвестиционных слитков, приобретенных физическими лицами без уплаты НДС. Малый и крупный бизнес не должны противопоставляться друг другу, а быть партнерами. Принятые решения адекватны сегодняшнему времени, призваны обеспечить всем участникам рынка равные условия и способствуют, в том числе, дедолларизации экономики страны. Вместе с тем приводились аргументы о том, что специальные налоговые режимы для малого бизнеса вводились с целью его развития и компенсации административных затрат при ведении бизнеса, а также для упрощения ведения учета и отчетности. Отмена специальных налоговых режимов без предоставления альтернативных мер будет иметь катастрофические последствия, принесет значительные потери малому и микро-бизнесу и может привести к увеличению серого и черного рынков и к потерям рабочих мест. Предлагалось восстановление специальных налоговых режимов для производства и торговли ювелирными изделиями с одновременным введением запрета на применение для организаций, ведущих деятельность по скупке драгоценных металлов; перенос введения запрета на применение спецрежимов в ювелирной отрасли на 2024 или 2025 год; создание альтернативной системы налогообложения для малого бизнеса; рассмотрение применения автоматизированной упрощенной системы налогообложения (АУСН); выделение группы предприятий, занимающихся производством несерийных изделий, художественных ценностей с целью адресной поддержки данной категории. Заместители руководителя Федеральной пробирной палаты Дмитрий Замышляев и Дмитрий Богодист, начальник отдела НДС Управления налогообложения юридических лиц ФНС России Сергей Семенов и заместитель начальника отдела развития промышленности развития промышленности редких, редкоземельных, драгоценных металлов и драгоценных камней Департамента металлургии и металлов Минпромторга России Салават Урманцев выразили точку зрения органов государственной власти, которая заключается в том, что принятие закона должно исключить схемы, когда действовавшие для ювелирной отрасли специальные налоговые режимы приводили к преднамеренному дроблению крупных производителей на мелкие компании в целях ухода от уплаты налогов. Государство заинтересовано в том, чтобы все участники рынка работали в равных налоговых условиях, исключающих возможность возникновения противоправных схем, недобросовестной конкуренции. Представители регуляторов прокомментировали выступления специалистов и экспертов отрасли, обосновали невозможность реализации ряда прозвучавших предложений, в то же время предложили перспективные, на их взгляд, направления, существующие уже сейчас механизмы с налоговыми преференциями, позволяющие отрасли работать в одном налоговом режиме. По итогам заседания резолюция с обобщёнными предложениями отраслевого предпринимательства будет направлена в адрес профильных федеральных органов исполнительной власти. Департамент по работе с объединениями предпринимателей, О.Герасимова
    15.10.2021

    В ТПП РФ обсудили вопросы совершенствования процедуры экспорта драгоценных металлов

    Состоялось заседание Комитета ТПП РФ по драгоценным металлам и драгоценным камням, посвящённое обсуждению проектов изменений в приказы Минфина России, определяющие порядок согласования заявлений о выдаче лицензий на экспорт драгоценных металлов и сырьевых товаров, содержащих драгоценные металлы, и порядок внесения изменений в акты государственного контроля при ввозе и вывозе драгоценных металлов. Актуальность темы связана с тем, что в рамках процедуры оценки регулирующего воздействия предлагаемых Минфином России изменений представители отрасли внесли дополнительные предложения по совершенствованию нормативно-правового регулирования процедур лицензирования экспорта и государственного контроля. В заседании приняли участие представители Минфина России, Федеральной пробирной палаты, Минпромторга России, Минэкономразвития России, ФСБ России, ФТС России, руководители и специалисты отраслевых предприятий, профессиональных объединений, представители экспертного сообщества. Открыл и вёл заседание председатель Комитета, генеральный директор ОАО «Красцветмет» (г.Красноярск) Михаил Дягилев. Он отметил, что вопрос очень важен, поскольку многие участники отрасли занимаются экспортом продукции. При этом отрасль драгоценных металлов имеет в целом трансграничный характер, крупные компании являются участниками международных производственных цепочек. Михаил Дягилев высоко оценил те шаги государства, которые уже предприняты навстречу бизнесу, в том числе введение генеральных лицензий на экспорт золота и серебра, и подчеркнул, что это вносит вклад в повышение эффективности национального бизнеса. С приветственным словом к участникам заседания обратился директор Департамента по работе с объединениями предпринимателей ТПП РФ Александр Волченко, который отметил, что в соответствии с соглашением между ТПП РФ и Минэкономразвития Палата организовала процедуру оценки регулирующего воздействия проектов приказов среди организаций-членов Палаты после того, как в августе 2021 года Минфин России опубликовал предлагаемые изменения на официальном портале. Разработчиком были учтены многие предложения бизнеса. Однако в связи и с тем, что часть принципиальных замечаний в доработанной редакции сохраняется, Минэкономразвития России принято решение о проведении дополнительных консультаций. Итогом заседания, по мнению Александра Волченко, должен стать устранение разногласий и принятие нормативных актов в том виде, который устраивает и регуляторов, и удобен для работы бизнеса при ведении внешнеэкономической деятельности. Позицию бизнес-сообщества по внесению изменений в приказы Минфина России от 29.03. 2019 г. № 50н «Об утверждении Порядка согласования заявлений о выдаче лицензий на экспорт драгоценных металлов и сырьевых товаров, содержащих драгоценные металлы, указанных в таблицах 1 и 2 раздела 2.10 перечня товаров, в отношении которых установлен разрешительный порядок ввоза на таможенную территорию Евразийского экономического союза и (или) вывоза с таможенной территории ЕАЭС, и Порядка выдачи заключений о возможности (невозможности) и экономической целесообразности (нецелесообразности) промышленного извлечения драгоценных металлов из сырьевых товаров в РФ» и от 29.01.2020 № 10н «Об утверждении Порядка внесения изменений в акт государственного контроля при ввозе в Российскую Федерацию из государств, не входящих в Евразийский экономический союз, и вывозе из Российской Федерации в эти государства драгоценных металлов и сырьевых товаров, содержащих драгоценные металлы, указанных в таблицах 1 и 3 раздела 2.10 перечня товаров, в отношении которых установлен разрешительный порядок ввоза на таможенную территорию Евразийского экономического союза и (или) вывоза с таможенной территории Евразийского экономического союза» представили вице-президент АО «Полиметалл УК» Александр Плешаков, заместитель генерального директора по экономике и финансам ПАО «Высочайший» Сергей Гостев, заместитель директора Департамента по связям с государственными органами ООО «УК Полюс» Андрей Жарехин, заместитель директора Департамента федеральных и региональных программ – начальник Управления федеральных программ ПАО «ГМК «Норильский никель» Алексей Пинчук, главный юрисконсульт ОАО «Красцветмет» Дмитрий Пось, начальник юридического отдела ООО «Евромет» Анна Штерн, аналитик Союза золотопромышленников Дамир Вильданов. Выступающие отметили, что в последние годы экспорт драгоценных металлов возрос. Этому способствуют два основных фактора – рост добычи в отсутствие внутреннего спроса на весь объем произведенных аффинированных драгоценных металлов и совершенствование порядка лицензирования экспорта аффинированных драгоценных металлов будут способствовать повышению конкурентоспособности российских участников на международном рынке драгоценных металлов. Что касается второго фактора, то Правительством Российской Федерации в 2020 году было принято постановление о выдаче генеральных лицензий на экспорт слитков из золота и серебра не только кредитным организациям, но и субъектам добычи и производства. Вместе с тем, участники заседания отметили, что при доработке проекта приказа о внесении изменений в приказ Минфина России от 29.03. 2019 г. № 50н сохранено требование о представлении субъектами производства первичных учетных документов при получении лицензии на экспорт аффинированных драгоценных металлов. Данное требование является практические не реализуемым, исходя из производственных процессов компаний. Участники отрасли подчеркивают, что лицензия на экспорт отражает намерение заявителя осуществлять поставку по внешнеторговому контракту (разовая) или нескольким контрактам (генеральная) в течение до 1 года (максимальный срок действия лицензии) и разрешение государственного органа заявителю осуществлять поставку аффинированных драгоценных металлов в определенном объеме в указанный срок. Соответственно, в момент получения лицензии заявитель не обязан иметь в наличии все сырье для изготовления драгоценных металлов на весь срок действия лицензии на экспорт. Таким образом, требование к субъектам производства представлять не только контракт (договор), но первичные учетные документы, подтверждающие законность владения (приобретения) аффинированными драгоценными металлами при получении лицензии на весь срок ее действия, является объективно невыполнимым. В ходе доработки проекта приказа разработчиком также не было учтено замечание представителей отрасли об исключении из проекта положения о направлении Минфином России документов заявителей на выдачу заключений о возможности (невозможности) и экономической целесообразности (нецелесообразности) промышленного извлечения драгоценных металлов из сырьевых товаров минерального происхождения в Российской Федерации в адрес организаций, имеющих право осуществлять аффинаж драгоценных металлов, с предложением по приобретению (извлечению) драгоценных металлов из сырьевых товаров, планируемых к экспорту. С развитием технологий и созданием новых производственных мощностей по переработки упорных руд на территории Российской Федерации экспорт сырьевых товаров из минерального сырья, содержащего драгоценные металлы, снижается. Однако в настоящее время экспорт не может быть полностью прекращен в связи с отсутствием технологий по переработке всех видов указанного минерального сырья, в том числе в аффинажных организациях. Не учтено разработчиком и принципиальное замечание представителей отрасли, связанное с изменением действующей формулировки подпункта «д» пункта 2 Порядка выдачи заключений о возможности (невозможности) и экономической целесообразности (нецелесообразности) промышленного извлечения драгоценных металлов из сырьевых товаров в Российской Федерации (Приложение 2 к приказу Минфина России от 29.03.2019 № 50 н). В соответствии с действующей формулировкой указанной нормы для оформления заключения Минфина России экспортер сырьевых товаров, содержащих драгоценные металлы, обязан представить в Минфин России оригинал протокола испытаний на экспортируемую партию сырьевых товаров, выданный испытательной лабораторией (центром), аккредитованной в соответствии с законодательством Российской Федерации в национальной системе аккредитации. Таким образом, используемый в действующей формулировке термин «экспортируемая партия сырьевых товаров» определяет необходимость производства и накопления до получения экспортной лицензии всего объема сырьевого товара (концентрата), предусмотренного внешнеторговым договором (контрактом), последующий отбор проб от накопленного объема, проведение испытаний на предмет определения содержания драгоценных металлов в концентрате и последующее представление протокола испытаний в Минфин России. Участники обсуждения, обосновывая свою позицию, ссылались на Положение о ввозе на таможенную территорию Евразийского экономического союза и вывозе с таможенной территории Евразийского экономического союза драгоценных металлов и сырьевых товаров, содержащих драгоценные металлы (Приложение 14 к Решению Коллегии ЕЭК № 30), которое аналогичного требования не содержит. На практике, принимая во внимание, что лицензия на экспорт концентратов, содержащих драгоценные металлы, выдается сроком на один год, до ее получения экспортер обязан произвести весь годовой объем концентрата, на время его производства осуществлять складирование накапливаемого материала и после получения разрешения на вывоз длительное время нести расходы по хранению произведенного материала ввиду невозможности отправки и принятия контрагентом всего объема сырья единовременно. Данное требование влечет необоснованные финансовые и логистические издержки и снижает конкурентоспособность российских компаний на международном рынке концентратов, содержащих драгоценные металлы. Участники отрасли отметили, что указанное выше предложение не приведет к ослаблению контроля в отношении экспорта содержащих драгоценные металлы сырьевых товаров, как отмечено в позиции Минфина России, включенной в сводку предложений к проекту. Контроль за содержанием драгоценных металлов в экспортируемых сырьевых товарах применительно к фактически вывозимому за пределы Российской Федерации сырьевому товару осуществляется Федеральной пробирной палатой в соответствии с Приложением 14 к Решению Коллегии ЕЭК № 30, Указом Президента Российской Федерации от 20.09.2010 № 1137 и Порядком осуществления государственного контроля цен при экспорте из Российской Федерации в страны, не входящие в Таможенный союз, необработанных драгоценных металлов, руд и концентратов драгоценных металлов, добытых на территории Российской Федерации, утвержденного приказом Минфина России от 19.05.2014 № 35н в соответствии с которыми на каждую партию экспортируемого сырья при фактическом вывозе из России должны быть представлены копии акта (протокола) отбора образцов проб и протокола испытания химического состава отобранных образцов проб. Информация о результатах такого контроля находится в полном распоряжении соответствующих уполномоченных государственных органов (Минфина России, Федеральной пробирной палаты, ФТС России). Главный юрисконсульт ОАО «Красцветмет» Дмитрий Пось подробно представил предложения бизнеса по внесению изменений в приказ Минфина России от 29.01.2020 г. № 10н в части отмены запрета на внесение изменений в акт государственного контроля при экспорте, реэкспорте, переработке вне таможенной территории, временном вывозе; однократного внесения изменений в акт государственного контроля при переработке на таможенной территории, переработке для внутреннего потребления и при импорте. Как отмечено в выступлении, внесение изменений в акт государственного контроля более одного раза потребуется при назначении таможенным органом экспертизы по содержанию драгоценных металлов до выпуска товаров, по результатам которой потребоваться внесение изменений в декларацию на товары и в акт государственного контроля, при установлении технических ошибок заявителем до или после результатов входного контроля у получателя или экспертизы таможенного органа. При доработке проекта приказа также не учтены предложения участников публичного обсуждения в части представления протокола  испытаний, выданного не только испытательной лабораторией, аккредитованной в соответствии с законодательством Российской Федерации об аккредитации в национальной системе аккредитации, но и прошедшей международную аккредитацию на техническую компетентность в соответствии с положениями межгосударственного стандарта ГОСТ ISO/IEC 17025-2019 «Общие требования к компетентности испытательных и калибровочных лабораторий». Наличие в действующей редакции приказа Минфин России № 10н требования о представлении протокола испытаний, выданного исключительно лабораторией, аккредитованной в национально системе аккредитации, при внесении изменений в акт государственного контроля создает конфликт с нормами таможенного законодательства – таможенный орган для выпуска товара будет требовать внесения изменений в декларацию в соответствии с данными, полученными по результатам экспертизы от лаборатории, результаты который не будут приниматься Федеральной пробирной палатой, как основание для внесения корректировки в акт госконтроля, который необходимо приложить к декларации на товар, чтобы таможенный орган завершил процедуру таможенного оформления товара. Таким образом, в случае расхождения между данными, указанными в декларации на товары, и данными, полученными таможенным органом при проведении проверки из лаборатории, не аккредитованной в национальной системе аккредитации, законного способа завершить таможенную процедуру выпуска товара не существует. Кроме того, в России отсутствуют аккредитованные в национальной системе аккредитации лаборатории, которые способны провести весь спектр требуемых исследований с требуемой точностью по всем контролируемым металлам. Развернутые комментарии к предложениям участников заседания дали представители Минфина России, Минпромторга России, ФТС России. Заместитель директора Департамента регуляторной политики и оценки регулирующего воздействия Минэкономразвития России Владимир Зебрев проинформировал участников заседания, что министерство внимательно изучит не учтенные предложения в рамках процедуры дополнительных публичных консультаций, проводимой ведомством. По итогам заседания подготовлена резолюция, в которой Минфину России, Минпромторгу России, ФТС России, ФПП России рекомендуется более детально проработать предложения представителей отраслевого бизнес-сообщества по проектам обсуждаемых приказов Минфина России и рассмотреть возможность их принятия в предлагаемой редакции в целях устранения противоречий в нормативных правовых актах, сокращения временных затрат участников внешнеэкономической деятельности на осуществление разрешительные процедур, устранения барьеров, снижающих конкурентоспособность российских компаний на международном рынке драгоценных металлов, а также рисков необоснованного привлечения участников ВЭД к административной ответственности.   Департамент по работе с объединениями предпринимателей, Н.Солдатова  
    08.10.2021

    Ежегодно 450 тонн золота - достижимо

    У России есть все шансы выйти на первое место в мире по добыче золота. Рост обеспечат рудные проекты, при этом ежегодная добыча 70-80 тонн сохраниться еще лет 100, утверждает председатель Союза старателей РФ [член Комитета ТПП РФ по драгоценным металлам и драгоценным камням, ред. ТПП РФ] Виктор Таракановский. Он выступает за закрепление в законодательстве понятия "техногенные образования" и порядка их отработки, считает претензии экологов к золотодобытчикам далеко не всегда обоснованными и — против свободной раздачи поисковых лицензий. Наш разговор с Виктором Ивановичем состоялся на месторождении Полянка в Хабаровском крае. Пару дней назад Таракановский еще был в артели "Кривбасс" на Колыме, а два дня спустя — улетел в Иркутскую область, в АО "Витим". — Виктор Иванович, как Вам удается в 85 лет не знать отдыха, ездить по месторождениям? Откуда силы берутся? — Я уже лет пять пытаюсь себе замену найти. Нет желающих. 30 лет я работал непосредственно на добыче золота, уже 31 год — в Союзе старателей. Переживаю: уйду, все развалится… — А за кого душа больше болит: за рудников или за россыпников? — Для меня — все едины. В 1989 году при создании Союза старателей в него входили 250 артелей, которые добывали около 40% всего россыпного золота. Но сейчас многие бывшие артели уже перешли на рудное золото. Например, еще в 1994 году артель "Саяны" (позже переименована в "Золотую звезду") в Хакасии первая испытала кучное выщелачивание. Так что, сейчас Союз объединяет и рудников, и россыпников, и душа болит за каждое предприятие. — Как с коронавирусом боролись большие компании, они сами об этом много рассказывали, а что происходило в небольших предприятиях, работающих на россыпях, и совсем маленьких артелях? — Предприятия выкручивались, как могли. Увеличили срок вахты, пошли на разные ухищрения, чтобы производство не страдало. Больше всего проблем принесло закрытие границ. Например, артель "Витим", в которой часть рабочих — узбеки, осталась без рабочей силы. В артели "Кривбасс", откуда я недавно вернулся, и где работают по большей части украинцы, в апреле прошлого года произошла вспышка заболеваний: COVID-19 был выявлен у 68 из 74 сотрудников, правда, повторные тесты у многих не подтвердили диагноз, но деятельность предприятия была парализована. Областное УМВД возбудило по факту массового заражения уголовное дело по статье "Нарушение санитарно-эпидемиологических правил" в отношении неустановленных лиц, обвинило предприятие в заражении населения Магаданской области. Полтора года шло следствие, обыски, допросы. Я писал письмо на имя министра внутренних дел Александра Колокольцева, но его перенаправили в УМВД Магаданской области, и продолжали измываться над предприятием. На "Кривбасс" в прошлом году не смогли завезти людей — потеряли около 300 кг в добыче. Я так думаю, дело было не в коронавирусе, а в попытке свергнуть председателя артели. Когда у "Полюса" на Олимпиаде произошла вспышка заболевания, президент отправил туда армейский госпиталь, а здесь завели уголовное дело. Только недавно его закрыли. — Насколько коронавирус помешал в прошлом году выполнить планы? — В прошлом году в России было произведено 342 тонны золота: 77,9 тонны россыпного, 213,6 тонны рудного, а также вторичное. В общую сумму не входит золото, которое отправлено в виде концентратов за рубеж, примерно 18 тонн. В сравнении с 2019 годом производство добычного (первичного) золота выросло на 1,6%. COVID-19 мало повлиял на объемы добычи. Если бы не было пандемии, возможно, извлекли бы на 1,5-2 тонны больше. По итогам этого года мы ожидаем, что в стране будет добыто порядка 300 тонн золота, а суммарное производство превысит 350 тонн. — Несколько лет назад вы утверждали, что добыча в России на россыпях будет стабильной в пределах 70 тонн, еще 100 лет. Сегодня, природные катаклизмы — паводки и пожары, пандемия не нарушили уверенность? — Нет, у нас еще лет 100 можно добывать по 70-80 тонн россыпного золота. Безусловно, на россыпях сейчас очень тяжело работать, поскольку упало содержание золота в песках. Если, например, на месторождении Кулар в 1964 году на подземке среднее содержание было 50 граммов на кубометр, то сейчас на дражных полигонах может быть меньше 50 миллиграммов. Если раньше на россыпном участке промприбор в сутки извлекал меньше килограмма, такое месторождение бросали. Геологи находили месторождение с содержанием 1-2 грамма на тонну, никто не хотел браться за его отработку. В наше время в оборот пошли месторождения, где содержание меньше грамма. Но в стране, с учетом техногенки, остались достаточные запасы золота: пески, целики, плотик, чистые богатые россыпи. Но, к сожалению, сейчас нет закона о техногенных образованиях, который бы позволил в полном масштабе включить эти участки в отработку. По закону "О недрах" чтобы начать добычу, недропользователю необходимо написать проект геологоразведочных работ, провести разведку, поставить запасы на баланс, пройти Главгосэкспертизу. Но распределение золота в техногенном образовании вовсе не такое, как в обычном месторождении. Нет такого метода разведки, который мог бы дать информацию о достоверных запасах техногенки. Мы предлагаем принять закон о техногенных образованиях, предполагающий, что такой участок должен осваиваться без лишней бумажной и проектной волокиты. Например, на отработанную ранее площадь заходит предприятие, промывает небольшую его часть и, если есть золото, работает дальше. А уже потом отчитывается, сколько золота получило. А у нас же сегодня везде нужен проект, и отклонение от него хотя бы на шаг грозит огромными штрафами. Такие проблемы возникают не только при отработке техногенки. Еще пример: "Золотая звезда" из Хакасии, о которой мы уже говорили, работает на кучном выщелачивании, уже четыре года судится с налоговиками. Предприятию присудили за несколько лет уплатить около 1 млрд рублей штрафных санкций и дополнительного НДПИ по повышенной ставке — 6% — за сверхплановые потери. Но фактически никаких потерь не было. Образно говоря, ребята положили в кучу 100 тонн руды с содержанием менее 1 грамма на тонну. Для выщелачивания требуется три месяца, чтобы получить 90 кг золота, 10% — плановые потери. НДПИ платится ежемесячно, и налоговики решили, что два месяца из периода выщелачивания у них были сверхплановые потери по 30 кг. Я встречался по этому вопросу с заместителем руководителя федеральной налоговой службы, но, увы, в нашей стране очень тяжело что-то изменить. — Вы возмущались, когда Банк России приостановил закупки золота на внутреннем рынке. Как сказалось это решение ЦБ на отрасли? Не возникло проблем с реализацией драгметалла? — Предприятия могут реализовывать золото, как на внутреннем рынке, так и за рубеж. И если до недавнего времени на каждую экспортную сделку требовались разовые лицензии, то сейчас крупные предприятия получили генеральные лицензии, по которым могут экспортировать любое количество золота на протяжении длительного времени. Более того, они вправе оставлять экспортную выручку себе. Но золотодобытчики с небольшими объемами продают золото коммерческим банкам. При сегодняшней цене и мировом спросе на золото коммерческие банки с удовольствием покупают драгметалл, тут же продают его за рубеж, но при этом недропользователи теряют сумму, приходящуюся на маржу банков. И в большинстве случаев предприятия еще перед началом сезона заключают кредитный договор с коммерческими банками на финансирование работ под будущую добычу. Очевидно, что при этом золотодобытчики проигрывают дважды, отдавая банковскую комиссию и проценты. И в такой ситуации сегодня находятся большинство предприятий России, ведь из 550 действующих только 30 добывают более тонны, на них приходится около 80% общей добычи. — Выходит, что государству не нужны мелкие золотодобывающие предприятия? — Крупные компании не пойдут на россыпи. Неинтересно им это. Небольшие предприятия обеспечивают занятость населения, позволяют зарабатывать, содержать семьи. Только мешать им не надо. В сталинские времена старатели были освобождены от всех налогов и получали беспроцентные авансы от государства под будущий объем добычи. Если возродить государственное авансирование, многие небольшие предприятия вздохнули бы легче. Вместе с тем, у нас есть предприятия, которые добывают по 400-500 граммов золота в год. С таким объемом и на зарплату-то работникам денег не хватит. Со временем в россыпной золотодобыче будет проходить консолидация. Сохранятся средние предприятия, которые будут отрабатывать близлежащие участки и постепенно переходить на техногенку. А мелочь сама отвалится. — А как же планы властей разрешить добычу индивидуальным предпринимателям, так называемый, вольный принос? — По законопроекту, индивидуальный предприниматель имеет право нанять до 10 человек и добывать до 30 кг золота в год. У нас, что, сегодня нет таких предприятий? 239 предприятий — 40% от их общего количества — добывают до 30 кг. Если сегодня небольшое предприятие работает на собственных лицензиях и добывает меньше 30 кг, его оборот не превышает 180 млн рублей в год. А что такое 180 млн? Как на эти деньги содержать обслуживающий штат и рабочих? И кто пойдет к индивидуальному предпринимателю вручную мыть золото за 100 тысяч рублей в месяц, когда крупные предприятия сегодня не могут найти себе, например, бульдозериста за 160 тысяч? А если в одиночку пойдет мужик один в тайгу? Сколько там лихих людей с обрезами ходит? Убьют, золото отберут, и никто даже труп не найдет. А сколько всего нужно завезти в тайгу, чтобы добывать золото? Это и провизия, и оборудование. Чем кайлить, чем вскрышу делать? Сколько песков перелопатить надо? В 1992 году в Магаданской области приняли закон "О золоте", который разрешал вольный принос. Я тогда был в Ягодном, в 600 км от Магадана. Докладывают: вольноприносители добыли 500 кг золота. Вскакивает директор Ягоднинского ГОКа: из них 400 кг у меня украли! С какой стороны ни глянь, вольный принос ведет к разгулу криминала. Но я знаю множество мелких предприятий, которые работают по договорам подряда. У того же "Кривбасса", "Сусуманзолота". Они приходят со своей техникой, им дают место, принимают у них золото по определенной цене. Я считаю, это нормальная практика. И не надо никакого закона о вольном приносительстве. Плюс к этому нужна четкая линия восполнения минерально-сырьевой базы. Государство с 1991 года не выделяет деньги на разведку россыпных месторождений. Но те предприятия, которые сегодня работают, в силах сами вести разведку, только не нужно им втыкать палки в колеса. — Сейчас много говорят о юниорном движении: Минприроды надеется, что юниоры помогут восполнить минерально-сырьевую базу. В то же время ряд регионов, в частности Амурская область, предлагают упростить процедуру отзыва, прекратить или ограничить выдачу поисковых лицензий в заявительном порядке, не предоставлять лицензии компаниям, не имеющим опыта в добыче. — В прошлом году на территории России было роздано 2,5 тысячи поисковых лицензий на россыпное золото. Все они не только в Амурской области, но и в Якутии, Иркутской и Магаданской областях, — разобрали. Кто такие эти юниоры, откуда у них деньги? На какие средства они будут вести разведку? Откуда у них буровые станки, бульдозеры, чтобы проходить канавы? Это коммерсанты в поисках легкой добычи. Мало кто из них обеспечивает прирост запасов. Одни ведут нелегальную добычу, другие захватили площади вокруг действующих предприятий, чтобы их этим же предприятиям втридорога перепродать. К примеру, артель "Дражник" работает в Усть-Майском районе Якутии уже 50 лет, имеет пять драг, жалуется, что запасы заканчиваются, хочет перейти на соседние участки, а свободных площадей уже нет. На них набрал поисковые лицензии местный житель, создав три предприятия. На просьбу "Дражника" уступить, говорит: хорошо, покупайте за 200 млн рублей. С одной стороны, Минприроды кичится, что восполняет минерально-сырьевую базу за счет раздачи поисковых лицензий по заявительному принципу, с другой — не осталось участков для реально работающих предприятий, а на тех, которые разобрали новоявленные юниоры, поиск не идет. Да, безусловно, есть работающие юниорные компании, но это те, которые создали "Полиметалл" или "Сусуманзолото", они же и финансируют работы. По аналогии, как прежде, в старое время при золотодобывающих предприятиях организовывали разведочные участки. Это нормальная практика, все остальное — от лукавого. — В последнее время к золотодобытчикам, особенно россыпникам, увеличилось количество претензий от экологов и Росприроднадзора. Накладывают штрафы, останавливают предприятия… Какие решения, по-Вашему, сохранят баланс между природой и золотодобычей? — Я всегда говорю товарищам экологам, вот, когда вы научитесь есть листья, ветки, научите и нас, тогда я за вас встану. А если рассуждать так, как они сейчас, то вообще никакой промышленной деятельности не должно быть. Самое большое количество претензий к предприятиям связано с замутнением водоемов. И обвинения далеко не всегда обоснованные. Как осуществляется извлечение золота? На кубометр песков нужно до 9 кубометров воды. Если элеватор моет тысячу кубов в сутки, значит, ему нужно 9 тысяч тонн воды в сутки. Нет таких ручьев и ключей, чтобы из них взять столько воды. Поэтому на россыпях везде — оборотное водоснабжение. И если, даже небольшой объем воды попадает из прибора в реку, он не наносит ей значительного ущерба, в нем нет химикатов, а только те же вещества, что и на дне водоема. Другие претензии касаются рекультивации участков и лесовосстановления. И эти претензии неоднозначны. Как у нас сегодня происходит? Лесники уже создали окологосударственные предприятия и зарабатывают деньги. Например, приходят к директору одного из дальневосточных ГОКов, спрашивают, как ты лес восстанавливаешь? Он: пока никак. Плати 20 млн рублей, и мы тебя избавим от проблем. Он заплатил, ему тут же принесли справку: все восстановил лес. И где этот лес? Может, где-то в Московской области… На отработанных россыпях лес самовосстанавливается. Посмотрите, какой лес вырастает на отвалах! Да, в большинстве случаев рекультивация вообще нецелесообразна: отвалы — это техногенные образования, из которых при усовершенствовании технологии можно будет взять еще немало золота. — Cможет ли Россия, со всеми этими проблемами, выйти на первое место в мире по добыче золота? — Когда умирал Советский Союз, на всей территории страны было добыто 304 тонны золота, из них примерно 80% россыпного. В прошлом году на территории бывшего Советского Союза было добыто почти 600 тонн золота. У России большой потенциал. Мы легко можем занять первое место в мире по добыче, обогнав Китай. Тем более, что у китайцев в производство поступают чужие концентраты, в том числе и наши, которые мы в перспективе будем перерабатывать сами. Придёт время — Сухой Лог будет давать ежегодно 60 тонн золота, примерно 10 тонн — Кючус. В этом году где-то на 7-8 тонн выйдет Нежданинское. Перед Россией стоит задача ежегодно извлекать 450 тонн золота. Это вполне достижимо.   Екатерина Воробьева    

    Материалы